Памяти жертв депортации чеченцев и ингушей в 1944 году
Главная » Все материалы » Истории и судьбы

Три сестры из Дачу-Барзоя

Хроника выселения 1944 года в судьбах и лицах


Долго думал над тем, что и как мне написать об этой ужасной трагедии, постигшей мой свободолюбивый народ, об этой страшной мясорубке человеческих судеб, которую не описать. Где найти такие слова, которыми можно было бы передать нашу боль?
Однако увидев лица моих пожилых героев, с которыми встречался в 2005 году (некоторые из них уже покинули этот мир), я решил предоставить слово им самим и включил диктофон. Молча, глотая слезы, слушал каждого из них, вспоминающих те годы, свое детство и молодость. В этой общенациональной трагедии у каждого - своя личная горькая история. Л.Н.Толстой точно заметил: «Все счастливые семьи счастливы одинаково, каждая несчастная семья несчастна по-своему». Сколько рассказов – столько неповторимых бед, ставших отражением судьбы этого уходящего от нас поколения. 
Нам, нынешнему и подрастающему поколениям, важно, нужно, необходимо это знать…

ТРИ СЕСТРЫ
Залпато Акуева 1939 года рождения была выслана в г. Лениногорск, Северный Казахстан (село Садовое) 
Мы жили в селении Дачу-Барзой. Мне было всего пять лет, и я смутно помню, как все происходило. Нас было три сестры, я была средней. Помню, как в дом пришли военные, они о чем-то говорили с отцом. Как потом рассказывал отец, те, кто приходил к нам, были «добрыми», если сравнить их с теми, кто врывался в дома соседей. Они, оказывается, сказали даде, чтобы мы брали только еду и теплую одежду, так как нас выселяют в очень холодные места. Отца, спешно запаковавшего какие-то узелки, вместе с нами вывели на улицу, где собрали всех селян. Мамы с нами не было – она гостила у родственников в Самашках. Ее оттуда и выслали другим эшелоном. Все плакали, и мы тоже. Хоть и не знали, что происходит, но понимали: творится что-то ужасное.
Помню, как мы ехали в холодном вагоне, очень долго. Поначалу вагон был так перегружен, что некуда ногу поставить. Но недели через две столько людей умерло от холода, болезней и голода, что мы уже могли бегать по всему вагону. 
Попали мы в Северный Казахстан, в Лениногорск – в самое холодное место. Нашего отца с нами - тремя малолетними дочерьми – определили в один из бараков. Какое-то подобие огромного телятника, где каждая из семей изгнанников, выживших в дороге, заняла свой пятачок. Много было больных: каждый день из барака выносили новых покойников.
Отец наш был человеком огромной физической силы, он выполнял любую тяжелую работу. Без матери прокормил нас, выходил. Весной у леса сам расчистил небольшой участок земли и засеял его картофелем. Много кого спас от голодной смерти этот небольшой огород. Казалось, все потихоньку налаживается, но в один миг все снова переменилось: отца посадили по ложному обвинению. На наш огород кто-то подкинул остатки коровьей туши, корова, как оказалось, была краденой. Отца забрали, а нас определили в Попереченский детский приют. Самые «серые» мои воспоминания о детстве связаны с этим заведением. Там было много чеченских детей, но еще больше беспризорников. Нарекли нас там Зоей, Зиной и Аней вместо Залпы, Залпато и Айны. Кто знает, может, мы и выросли бы так, но, к счастью, в 1947 году нас отыскали мама с бабушкой. Это был самый светлый и счастливый момент моего детства. Они нас забрали к себе, увезли в Талды-Курган. Но спустя два года мамы не стало…
В 1952 году вернулся отец. В том же году нас отыскал дядя по отцу и забрал к себе в Киргизию, где мы прожили четыре года, потом опять вернулись с отцом в Казахстан, надеясь найти в Талды-Кургане своих родных. Там мы и ютились до 1961 года, до возвращения на родину.
Наперекор всему, что было плохого, мне вспоминаются лица тех местных жителей, которые видели в нас не врагов, а таких же людей, как они, только оклеветанных властью - разутых, полураздетых, изголодавшихся и полуживых от холода. Какую опасность мы могли представлять для советской власти? Многие из местных запомнились мне как очень добрые и порядочные люди. Попадались, конечно, и исключения, но больше было тех, кто помогал нам, чем мог – кто одеждой, кто едой. Откровенной неприязни по отношению к себе мы не встречали, несмотря на всю агитационную мощь советской власти. Ведь простому народу нечего делить – что тогда, что сегодня. 
На нашу детскую долю выпали недетские испытания. Но мы выжили. Значит, так было угодно Всевышнему.

Журнал "ДОШ" №1-2012

На фото(слева направо) сестры Акуевы: Залпа, Залпато и Айна.


  - 

Категория: Истории и судьбы | Добавил: isa-muslim
Просмотров: 416 | Загрузок: 0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:


Предлагаем вашему вниманию:

  • Х1АРА А МЕГАРА ДАЦ ДИЦДАН!!!
  • Русские немцы чеченского происхождения.
  • ПРИЗНАНИЕ РОЛИ ПРАВОЗАЩИТНИКОВ И НЕОБХОДИМОСТИ ИХ ЗАЩИТЫ: ООН ПРИНЯЛА ИСТОРИЧЕСКУЮ РЕЗОЛЮЦИЮ 25 ноября 2015 г.
  • Отрывок из фильма о выселении чеченцев и ингушей
  • АЛИЕВА САЙГАНАТ КАДЫРОВНА
  • Списки спецпереселенцев чеченцев и ингушей. Костанай, 1944 г.
  • АУРХАНОВ ЭЛЬМУРЗА МОЛЛАКАЕВИЧ.
  • Отец родился в феврале 1946 года в Киргизии. Hassan Ben Ehlmann
  • Семья Исаевых из с. Старые Атаги на день выселения состояла из 5 человек.
  • Богатырев Султан Ибрагимович,

  • Сайт о депортации крымских татар:


    Карта посещаемости сайта:

    Регистрация Вход