Памяти жертв депортации чеченцев и ингушей в 1944 году
Регистрация | Вход
Главная » Все материалы » Истории и судьбы

Кузнец

Эшелон остановился, из-за открывающейся двери донеслось: «Жана-Семей». Он в первый раз слышал это название. Станция была завалена снегом. Ворвавшийся в вагон холодный ветер норовил проникнуть под худые одежды. Он невольно приподнял плечи, защищая шею, вытянул руки вдоль туловища. Посмотрел на детей, жену: держатся ли?..
Он не знал, пойдет эшелон дальше или их выгрузят в снег, что будет через час или день. Если бы знал, то, наверное, он бы сошел с ума или умер от разрыва сердца…
Им приказали покинуть вагоны. Масса изможденных долгой дорогой людей вывалила на снег, и их начали распихивать по саням, машинам. «Повезут еще куда-то, - подумал он. – Куда еще? Дальше же некуда…»
Дальше оказался колхоз Кирова. Там его спросили, кем он работал на Кавказе. «Кузнецом», - ответил он. Это ремесло, считал он, позволит ему прокормить семью и здесь, на чужбине. А то, что до освоения кузнечного дела учительствовал, до этого учился в медресе и школе, - разве могло это что-то изменить, исправить в его, 30-летнего чеченца, жизни вдали от Родины, спецпоселенцем?
Разве здесь, где он повержен во всех правах, кому-то есть дело до того, как он жил до 23 февраля 1944 года? Как в неполных три года остался без отца, Довтмирзы, сына Бати, известного богослова. Как мать перевезла их, трех сыновей, к родичам, и два брата его умерли там, в доме дяди.
Кому рассказать, что, женившись, переехал с семьей в отцовский дом в Шин-1ин-юкъ, хутор между Мартан-чу и Танги-чу, который в 40-м «ликвидировали», и он снова начал жизнь «с нуля», в соседнем «укрупненном» поселении? Или – о том, как летом 41-го арестовали 15 человек за зикр у себя дома, и лишь одного его освободили, и то потому, что он – единственный в колхозе кузнец, и без него все в том колхозе застопорилось…
Через 14 с лишним лет он вернется на Кавказ, в Чечено-Ингушетию. 
Там, в Казахстане, в Жана-Семейском районе останутся лежать в земле пятеро членов его семьи. Здесь, дома, они будут являться ему во сне, а иногда он и наяву будет мысленно разговаривать с ними. 
Будут изредка встречаться те, с кем свел колхоз Кирова. Самые голодные, совсем отчаявшиеся из них там, в колхозе, приходили к нему, и он делил кузнечный «паек» свой на них и семью. Когда нечего дать, вел человека к председателю: «Нет лучшего молотобойца, определите его ко мне, в кузню». «У тебя, Супьян Довтмирзаев, все чеченцы – лучшие в мире молотобойцы», - отвечал председатель, но просьбу выполнял. Знал, человека Супьян спасает, семью…
Не рассказать ли, как встретила Чечено-Ингушетия? Если не обо всем, то хотя бы о том, как приехал инвалидом, с пенсией, а здесь ее перестали выплачивать, без переосвидетельствания…
Он, Супьян, сын Довтмирзы, умер в 55.
О, как несправедливо жесток этот мир!

Абдул Ицлаев 

 

  - 

Категория: Истории и судьбы | Добавил: isa-muslim
Просмотров: 1591 | Загрузок: 0 | Комментарии: 2
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Введите код из картинки *:


Предлагаем вашему вниманию:

  • ИЗ ЖУРНАЛИСТСКОГО БЛОКНОТА…
  • АЛИЕВА САЙГАНАТ КАДЫРОВНА
  • Вниманию тех, кто, как жертва стокгольмского синдрома, виновато и ошибочно думает, что, якобы, коллаборационизм представителей наших народов
  • Указ Президиума Верховного Совета СССР о ликвидации Чечено-Ингушской АССР
  • Глава 4. Свидетельства о депортации чеченцев в мировых СМИ. Часть 4.
  • Нурсултан Назарбаев предложил отмечать 1 марта День благодарности казахам
  • Якуб (Магомед) Зелимханов из Алхан-Юрта
  • Свидетельства трагедии Хайбаха. Фильм 1991 г
  • Ищу Юсупову Зальбику Юсуповну (письмо в программу Жди Меня)
  • Вестник Академии наук Чеченской Республики, № 4 (33), 2016 118 РЕЦЕНЗИИ

  • Карта посещаемости сайта:

    Регистрация Вход