Памяти жертв депортации чеченцев и ингушей в 1944 году
Регистрация | Вход
Главная » Все материалы » Истории и судьбы

Ялхой-Мохк, 23 февраля 1944 года


23 февраля 1944 г.

С. Ялхой-Мохк
Семья:
1. Самханова (Арсалиева) Аружа 35 лет, ( мать) –моя бабушка,
2. Самханова Хурма 1929 г.р. (старшая дочь),
3. Самханов Вахаджи 1931 г.р. (старший сын) – мой отец,
4. Самханов Шейх-Магомед 1934 г.р. (сын),
5. Самханова Умисат около 1936 г.р. (дочь),
6. Самханова Айшат около 1937 г.р. (дочь),
7. Самханова Айзан около 1938 г.р. (дочь),
8. Самханов Сайд-Хусайн около 1940 г.р. (сын, младший в семье).
Моего дедушки Закри на тот момент не было в живых уже года три, он умер в начале сороковых, после рождения последнего сына.
Все происходило как у всех, и, как и везде по республике.
Рано утром зашли военные, сказали полчаса на сборы и на «майдан», место сбора в центре села.
Всех взрослых мужчин, отцов семейств, и, в их числе, единственного дядю моего отца Сайд-Селима, созвали раньше, якобы на собрание и пока шли сборы женщин и детей их уже загрузили на несколько грузовиков и отправили на станцию погрузки в г. Гудермес.
Выпустив скотину на волю, и второпях собрав самое необходимое, что можно было унести в руках, моя бабушка Аружа, с семью несовершеннолетними детьми, холодным утром 23 февраля 1944 года, вышла из родного дома, и началась у этой семьи долгая дорога, длиною в 13 с лишним лет.
Трудно писать, выражать и объяснять такие вещи.
Когда отец об этом рассказывал, он делал большие паузы, а порой даже, начав что нибудь рассказывать, внезапно замолкал, вставал и уходил куда нибудь, чтобы его никто не видел.
В общем, все было как у всех. Из восьми душ вышедших из дома Самхановых в это утро, через 13 лет вернулось четверо. Только половина.
Баба Аружа умерла первой. Через месяц. Сначала в Лазарет попал с тифом отец. Пока он был в беспамятстве между жизнью и смертью, туда же доставили его мать, и она умерла в соседней палате, а отец узнал об этом позже, когда пришел в себя.
Когда он вернулся «домой» в мазанку, где ютились и мерзли его осиротевшие братья и сестры он дал себе слово никогда больше не болеть. И не болел. Никогда.
Я спросил однажды у отца, что было самым тяжелым тогда для него, в этой борьбе за жизнь.
Отец подумал и сказал, что возможно это было, когда власти решили определить их в детский дом.
Ценой огромных усилий ему удалось убедить власти, что он справится.
Потом один за другим младшие Айшат, Айзан и Сайд-Хусайн тоже покинули этот свет.
И их осталось четверо. И они выжили. И они вернулись.
Прошли достойно все навалившиеся на них испытания. Выстояли, назло врагам и здравому смыслу.
И уже дома из пепелищ возродили свою землю и породили нас на этой земле.
Передали ее нам, чтобы мы берегли ее и помнили всегда, что роднее этой земли для нас нет на свете другой.
И дай Аллах нам всегда помнить об этом.
Дала декъал бойла вай дай наной, сибрех вай д1а мел кхелхинчунна дала гечдойла!

Zahar Samhan

  - 

Категория: Истории и судьбы | Добавил: isa-muslim
Просмотров: 21 | Загрузок: 0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Введите код из картинки *:


Предлагаем вашему вниманию:

  • Асланбек Аслаханов: У меня одно забавное воспоминание. У нас соседи, как сейчас помню, Волковы были.
  • Село Беной-Ведено. Список вернувшихся из депортации.
  • Муса и его "Победа"
  • Чиллан беттан 23-чу денна дешнаш.
  • Григорий Явлинский к 72 годовщине депортации чеченцев и ингушей.
  • Она так хотела найти своего отца... Mairbek Tzikaro
  • Магомет Барахоев не смог найти могилу своего отца....
  • Расписка об уголовной ответственности за выезд из мест поселения
  • Джамалдинов Султан
  • Февраль 1944-го был холоднее. Мурад Доддо.

  • Сайт о депортации крымских татар:


    Карта посещаемости сайта:

    Регистрация Вход