Памяти жертв депортации чеченцев и ингушей в 1944 году
Главная » Все материалы » Публикации

История заведения личных дел на спецпереселенцев

В Парламенте нашей республики 22 февраля 2011 года состоялась презентация совместного сайта четырех организаций: Парламента Чеченской Республики, Комитета Правительства ЧР по Делам Молодежи, Архивного Управления Правительства ЧР и РОО «Кавказский Союз Молодежи». Название и адрес электроноого сайта: «Забвению не подлежит 1944–1957» WWW. DEPORT-СHR. RU 
Инициатива создания сайта принадлежит сотрудникам Архивного управления Правительства ЧР. Со стороны этого ведомства в создании сайта и подготовке материалов принимали участие: начальник управления - Музаев Магомед Нурдинович, зам. нач-ка - Гадаев Умар, главные специалисты-эксперты - Абубакарова Ася и Бибулатов Вахит. 
Активное участие приняли также сотрудники Комитета по Делам Молодежи во главе с Х. Габазовым.
Большую помощь и поддержку (финансовую и техническую) оказал Парламент ЧР, в лице заместителя председателя парламента А.М. Айдамирова.
Основным достоинством сайта является электронная база «Спецпереселенцы». Она составлена по (уцелевшим) личным делам чеченцев и ингушей, высланных в Среднюю Азию в феврале 1944 года (Фонд № 1094 «Личные дела спецпереселенцев»). Это единственный архивный фонд, который у нас сохранился после двух военных компаний в нашей республике. До первой войны 1994 года фонд составлял 267 тысячи дел спецпереселенцев, а после второй войны их осталось 122 тысяча. В сайт вошли более 15 тысяч дел спецпереселенцев (это где-то 12-13 % от общего количества дел, остальные дела еще в процессе обработки) и по ним можно будет получать архивные справки населению нашей республики, в нашем ведомстве. Также в разделе сайта архива два фильма ГТРК «ВАСТ» о выселении и Лениногорских событиях (снятые при активном участии сотрудника Архивного управления Бибулатова В.М.), видео – ролики по воспоминаниям очевидцев выселения, статьи на тему выселения, фото и другие документы. За 10 дней с начала открытия - сайт посетило более 500 пользователей интернета.
Предлагаем нашим читателям статью из этого сайта «История заведения личных дел на спецпереселенцев».
В ноябре 1948 года по личному требованию и строгому указанию Сталина, оформленному в Постановление Совнаркома СССР от 24 ноября 1948 года, 26 ноября 1948 года был принят Указ Верховного Совета СССР, которым для значительной части спецпереселенцев резко ужесточался режим спецпоселения. Примечательно, что этот режим ужесточался не для действительных пособников гитлеровцев во время войны, не для очевидных власовцев, фашистских старост, полицаев, карателей, «фольксдойче», воинов гитлеровских воинских формирований, а для поголовно оклеветанных и поголовно высланных с родных мест народов Северного Кавказа и Закавказья, Крыма, Нижнего Повольжья и некоторых других. 
С неслыханной ранее свирепостью именно этим народам объявлялось, что они высланы не на время, а навечно; что любая попытка выйти за узкие рамки обязательного поселения карается каторгой в 20 лет; что любой (какую бы должность он не занимал), кто поможет спецпоселенцу выбраться за черту поселения – подлежит каторжным работам в 5 лет.
Чеченцы не могли отказаться от поисков родных высланных в другие места; не могли не присутствовать на похоронах и свадьбах близких людей, и это привело к тому, что резко подскочило их заключение в тюрьмы и лагеря. С этого времени, с осени 1948 года, на каждого спеспереселенца достигшего 16 лет спецкомендатурой НКВД заводилось специальное «личное дело № … выселенца». На оборотной стороне обложки жирным шрифтом отмечался «порядок оформления личного дела», в котором указывалось, что в личное дело выселенца следует заносить документы, касающиеся места жительства и состояния семьи выселенца (рождение, смерть, брак и др.); анкеты и справки об основании к выселению и содержанию на спецпоселении; расписки выселенца об ознакомлении с этими документами и все негативные сведения о нем: постановления о наложении административных взысканий, арестах, штрафах и т.п; справки об агентурных сведениях на выселенца и другие компрометирующие его материалы; материалы о привлечении выселенца к уголовной ответственности (копии обвинительного заключения и приговора).
Что характерно, положительные дела спецпереселенцев – добросо-вестная работа, общественная деятельность, перевыполнение плановых заданий, поощрения, благодарности и награды за это – помещать в «личные дела выселенца не предлагалось.
За исключением очень редких, но добросовестных спецкомендантов, такие документы в указанные «личные дела» и не помещались.
Для наглядности ознакомим читателей нашего сайта с личными делами нескольких спецпереселенцев из нашей республики с разных районов. Сначала покажем судьбу двух чеченских женщин из Веденского района, на основе архивных документов периода выселения: личных дел спецпоселенок Муцуевой Банаты 1930 г.р. и Нагаевой Иммы Байсаровны 1936 г. р.
Как сурово звучат для бесправной спецпереселенки Муцуевой Банаты, девушки 19 лет слова в Приговоре суда: «Подвергнуть заключению в ИТЛ сроком на 7 лет» и как издевательски звучит окончание приговора: «с поражением в правах избирательных, после отбытия наказания на три года»... Какие права могли быть у изначально бесправных спецпереселенцев? Тем более удивительно, когда узнаем, в каких краях ей довелось отбывать наказание (г. Норильск). И это за 1.5 кг. бараньего сала взятого с работы в послевоенный период.
В приговоре записано «одинокая» - это означает незамужняя. А в анкете из личного дела видно, что вместе с ней проживали еще две сестры и два брата старше и младше нее, а родителей нет (один из братьев душевнобольной и неспокойный, как известно из других документов…). Она хотела спасти от голода свою семью и жестоко поплатилась за это.
Многие отцы и матери шли на этот шаг от безысходности, особенно в первое время выселения, когда от голода, холода и болезней умирали их несчастные дети. Известны факты в период выселения, когда за хищение 1 кг. зерна сажали на 10 лет в тюрьму. Такой же срок давали в военное время вражеским военнопленным. Вот и сравните абсурдность этих жестоких законов. Сколько было таких несчастных, изломанных судеб во время депортации не знает никто.
По документам из личного дела Ногаевой И.Б. уроженки с. Ведено узнаем, что она выселена из родных краев в возрасте 8 лет вместе с отцом, мачехой и братиком. Но в местах поселения вроде у нее умер отец, а мачеха сдала ее в интернат, и с 1944 по 1953 год (9 лет) она скиталась по детским домам Актюбинской области. Родителей и родственников потеряла, а родной язык забыла.
МВД Казахской ССР считает возможным согласиться с заключением УМВД Актюбинской области о снятии Ногаевой И.Б. с учета спецпоселения. Но Отдел «П» МВД СССР отказывает в этом спецпереселенке Ногаевой И.Б., несмотря на отсутствие на нее компрометирующих материалов и то, что она занимается общественно-полезным трудом, которая почти оторвана от своих национальных корней. Из этого можно сделать вывод, что для спец-переселенцев исключений не делали, если не спускалась установка «сверху». Чеченский народ получил эту установку от руководства страны (снятие со спец. учета) только в 1956году, через три года, после смерти Сталина - тирана народов СССР. 
После окончания войны фронтовики-чеченцы разделили участь выселения со своими семьями и родственниками в Средней Азии.
Из личного дела участника ВОВ и спецпоселенца Умалатова Хасана Умалатовича 1925 года, уроженца Ножай-Юртовского р-на ЧИАССР видно, что он воевал, имел ранения и награды. Был связистом и даже служил в воздушно-десантных войсках. Дошел до Германии и в 1945 году их 25-я бригада ВДВ, 38 корпус, была переброшена в г. Владивосток на Дальневосточный фронт. Из-за осложнения множественных ранений его признали не годным к военной службе и установили диагноз инвалид II- группы. После лечения он соединился со своей семьей в Кирг. ССР. В его деле интересно еще одно обстоятельство… Этот случай был в выселении. Девушку по имени Чаплакова Шурку родители выдавали замуж без ее согласия за некоего Мачаева Бакали, но она убежала к Умалатову Хасану, которого она любила. Власти преследовали Хасана, как умыкателя невесты, а он имел смелость бороться за невесту и судиться с комендантом Тюленевым. В результате Х. Умалатов выиграл тяжбу. Но такие случаи, конечно, были единственными – любая тяжба со спецкомендатурой кончалась для чеченцев трагически, в результате многие тысячи спецпереселенцев сгинули в тюрьмах и лагерях.
Еще интереснее дело участника ВОВ и спеспоселенца Радуева Маты Зубайраевича 1918 г.р., уроженца Гудермесского р-на ЧИАССР, который служил в железнодорожных войсках. У него старший брат воевал в Финской компании и пропал без вести, а младший погиб под Ленинградом. Радуев Мата вступил в ряды коммунистической партии в 1942 году. В какие только инстанции он не пишет письма с просьбой–заявлением, чтобы его и его семью освободили от режима спецпоселения. Есть даже письма к Ворошилову и Сталину в Кремль. Он пишет, что он патриот своей родины, воевал за нее, верен родной и любимой компартии, что он и его семья не причастны к событиям на Кавказе… Он признает какую-то вину за остальным народом и просит только за себя и свою семью. Эти обстоятельства не красят воина чеченца, но, видимо, очень тяжелые обстоятельства вынудили его на это.
Из личного дела участника ВОВ Тасуева Мухади (присоединился к семье в Средней Азии), уроженца Надтеречного р-на ЧИАССР видно, что он награжден за участие в героической обороне Сталинграда медалью «За оборону Сталинграда и еще есть у него благодарность от Верховного Главнокомандующего Сталина «За отличные боевые действия».
По документам из личного дела участника ВОВ Дудаева Хамида, урож. пос. Горагорск Надтеречного р-на ЧИАССР видно, что он награжден за ратный труд орденом Отечественной войны II степени, орденом Славы III степени и медалью «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.». 
Последние два воина служили в 14-ой гвардейской кавалерийской Краснознаменной Мозырьской ордена Суворова дивизии.
В то время когда сыны чеченского народа добывали победу над врагом, враг внутренний (руководство страны), который вроде должен был оберегать их семьи, наоборот выселил их с родных мест на скотских вагонах и выкинул в бескрайние степи Средней Азии. А после окончания войны послал за ними и воинов победителей – их отцов, братьев и сынов.

Музаев М.Н., нач-к Архивного управления,
Бибулатов В.М. гл. специалист – эксперт
Архивного управления Правительства ЧР.

Газета «Вести республики» № 41 (1474) от 11 марта 2011 года


  - 

Категория: Публикации | Добавил: isa-muslim
Просмотров: 83 | Загрузок: 0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:


Предлагаем вашему вниманию:

  • ПРИЗНАНИЕ РОЛИ ПРАВОЗАЩИТНИКОВ И НЕОБХОДИМОСТИ ИХ ЗАЩИТЫ: ООН ПРИНЯЛА ИСТОРИЧЕСКУЮ РЕЗОЛЮЦИЮ 25 ноября 2015 г.
  • ВОСПОМИНАНИЯ ХАДЖИБИКАРА АРАПИЕВА
  • Об отношении некоторых военных к чеченцам и ингушам, во время проведения операции "Чечевица".
  • Во время выселения семья мамы состояла из 10 человек... Тоита Ажгириева.
  • Ответ из Узбекистана на статью "Дружба длиною жизнь В.Бибулатова
  • Есть черный день у моего народа...
  • Мой отец, Денильханов Хаваж Солтагиреевич, спал на трупе своего отца, чтобы его не выкинули из вагона.
  • Уничтожение культурного наследия.
  • За день до депортации мама кормила советских солдат чебуреками
  • Архивный вестник. №4 2016 года.

  • Сайт о депортации крымских татар:


    Карта посещаемости сайта:

    Регистрация Вход