Памяти жертв депортации чеченцев и ингушей в 1944 году
Главная » Все материалы » Истории и судьбы

Гайрбеков Муслим Гайрбекович

Молодость
Родился в декабре 1913 года в селе Валерик (ныне Ачхой-Мартановский районЧеченской Республики). В восемь лет стал полусиротой. В родном селе не было школы, поэтому учился в соседнем Серноводске. Чтобы обувь не изнашивалась, шёл босиком, обувался лишь дойдя до школы[1].
На рабфак принимали с пятнадцати лет, поэтому он приписал себе два года. По официальным документам он родился в 1911 году. Был лучшим учеником, поэтому сразу после окончания рабфака в 1929 году его оставили в нём преподавателем и директором[1][2].
В 1940 году был назначен наркомом просвещения республики и заместителем председателя Совнаркома ЧИАССР[2]. Он добился, чтобы в республику направляли русских учителей. В вузы республики стали набирать первых студентов из числа чеченцев и ингушей. Наиболее способных стали посылать в столичные вузы. Его усилиями был проведён набор в первую чечено-ингушскую театральную студию для обучения в ГИТИСе[3].
К началу Великой Отечественной войны занимал пост заместителя Председателя Совета Народных комиссаров Чечено-Ингушской АССР. Гайрбеков подал заявление с просьбой направить его на фронт добровольцем. Его назначили комиссаром создаваемой 114-й Чечено-Ингушской кавалерийской дивизии. Однако затем он был отозван на должность секретаря обкома по пропаганде и агитации. В 1942—1944 годах был слушателем Высшей партийной школы[3][2].

Депортация
Во время депортации чеченцев и ингушей в феврале 1944 года находился на учёбе в Москве. Узнав о депортации, он тут же пришёл на приём к Георгию Маленкову с вопросом о причинах такого решения. Маленков ответил: «Лично к вам у нас претензий нет. Можете продолжать учёбу и жить с семьёй в Москве». Но Гайрбеков по собственной инициативе выехал в Среднюю Азию[3].
В Казахской ССР ему пришлось фактически заново подниматься по карьерной лестнице. Сначала работал инструктором Кустанайского обкома партии, затем заведующим орготделом Калининского райкома партии, инструктором отдела пропаганды и агитации ЦК КПСС Казахстана. При этом он не забывал о своих земляках и делал всё от него зависящее для облегчения их участи. Вокруг него сплотилась чечено-ингушская интеллигенция[1].
Восстановление республикиПравить
Сразу после смерти Иосифа Сталина в 1953 году чеченцы и ингуши стали писать письма во все инстанции с просьбой рассмотреть вопрос о реабилитации и возвращении на историческую родину. Власть поначалу игнорировала эти обращения. Но обстановка постепенно менялась. В начале 1955 года было получено разрешение на выпуск газеты «Знамя труда» на чеченском языке. Через некоторое время начались радиопередачи на чеченском и ингушском языках[1].
Вскоре Гайрбеков и ряд других бывших руководителей Чечено-Ингушетии были вызваны в Москву для обсуждения вопроса о восстановлении автономии чеченцев и ингушей. Через некоторое время состоялся XX съезд КПСС. Руководство партии настаивало на воссоздании автономии на территории Казахстана. Однако из-за бескомпромиссной позиции национальной элиты было решено восстановить Чечено-Ингушскую республику на исторической родине[3].
После возвращения в Чечено-Ингушетию Гайрбеков был назначен председателем комитета по восстановлению автономии. Надо было обеспечить работой и жильём триста тридцать тысяч человек, восстанавливать экономику, культуру, социальную сферу — фактически заново воссоздавать республику[1][2].
Процессу реабилитации мешало сопротивление сталинистов, оставшихся в структурах власти. Например, секретарь обкома Александр Яковлев заявлял, что восстановление государственности чеченцев и ингушей является политической ошибкой и пытался всячески противодействовать этому процессу. Гайрбеков добился его снятия с должности секретаря обкома[3].
16 апреля 1958 года, в соответствии с Постановлением I-й сессии Верховного Совета Чечено-Ингушской ССР I-го созыва, он был назначен Председателем Совета министров Чечено-Ингушской АССР и оставался на этой должности до самой своей смерти[2].
Он обивал пороги Совета Министров СССР, чтобы получить разрешение и кредиты на строительство в республике жизненно важных объектов. Он говорил, что добываемая нефть и зерно, выращенное на полях республики, уходят, а культура и искусство народа остаются навсегда. При нём в Грозном появились новые учебные заведения, театры, музеи, филармония, музыкальные школы[1].
Он ходил на работу пешком и без охраны. Поэтому люди караулили его, чтобы поведать о своих проблемах и всегда находили понимание и поддержку[3][1].

Награды
В 1962 году был награждён орденом Трудового Красного Знамени[2].

Память
Его именем названы улицы в Грозном[4], Валерике[5], Энгель-Юрте[6].

Литература
Гешаев М. Б., Туркаев Х. В. Муслим Гайрбеков. Просветительская и государственная деятельность. — М.: Олвиг, 2013. — P. 224. — 100 экз. — ISBN 978-5-85493-176-2.
Муса Гешаев. Знаменитые чеченцы. — М.: Мусаиздат, 2006. — Т. 3. — С. 278-327. — 608 с. — 2000 экз.
Баснакаев М. О Муслиме Гайрбекове (краткие очерки и воспоминания). — Элиста: АИИ Джангар, 2005. — 176 с. — 10 000 экз. — ISBN 5-94587-0064.

Ссылки Источник
 

  - 

Категория: Истории и судьбы | Добавил: isa-muslim
Просмотров: 41 | Загрузок: 0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Введите код из картинки *:


Предлагаем вашему вниманию:

  • Гордая ингушская девушка. Р. Паров.
  • АБДУЛ-ВАХИТ ДАДАЕВ ВСПОМИНАЕТ: ДЕПОРТАЦИЯ
  • История о том, как двое вайнахов побывали в Чечне во время депортации.
  • Ахмед Мударов, выживший после Хайбаха, расстрела, ссылки и тюрьмы.
  • После ГУЛага
  • "Люди сгорели при депортации, но об этой истории говорить и писать запрещено..."
  • Рамзан Кадыров о депортации чеченцев, Вести недели, Дмитрий Киселев, 27 апреля 2014
  • Причина, почему Сталин так беспощадно боролся с "предателями". А.Г. Ферштейн
  • Секреты истории
  • Инструкция и докладная о выселении

  • Сайт о депортации крымских татар:


    Карта посещаемости сайта:

    Регистрация Вход