Памяти жертв депортации чеченцев и ингушей в 1944 году
Главная » Все материалы » Истории и судьбы

Из дневника сумасшедшего. Прощение.

Мы ездили в город. Четыре брата. Я, самый младший, недавно начал ходить в школу. Поехали обратно домой на большом автобусе Грозный - Алхазурово. В Урус-Мартане большинство людей вышло.

Водитель начал проверять билеты у оставшихся в автобусе пассажиров. Очередь дошла до нас. Оказалось, что денег не хватило, и Имран купил билеты только до Урус-Мартана. Он надеялся, что водитель не заметит. Но водитель заметил, начал кричать на нас и выгнал с автобуса.

Один дядя хотел заплатить за нас. Но водитель сказал, что дело не в деньгах, а в том, что мы пытались его обмануть. Было страшно и стыдно, как будто совершил большое преступление

Имран говорит, что от Урус-Мартана до Алхазурово 12 км. И мы пошли пешком. Не успели дойти до окраины Урус-Мартана, как автобус возвращался обратно в Грозный. Думал, что надо спрятаться. Водитель посмотрел на нас строго. Или мне показалось, что он смотрел.

Возле кладбища мы встретили красивого старика. Он еще спросил, куда мы идем. Я подумал, что мой дедушка выглядит также.

Моего дедушку по отцу арестовали в 37-м году на рассвете. У нас нет ни одной фотографии дедушки. А мне так хочется посмотреть, как он выглядит. И поэтому всегда сравниваю других дедушек с ним. У многих детей нет дедушек, потому что их или арестовали или убили.

Моего дедушки по матери нет в живых. Мама рассказывала, что ее отца в 43-м убили солдаты из автомата. А у него не было автомата, потому что он был учителем.

Имран говорит, что скоро будет село Гойское. Устал. Сильно болят ноги. Я проголодался. Никогда еще я не был таким голодным. Вот бы сейчас корку белого хлеба. Намазать его толстым слоем сливочного масла и посыпать сверху сахарным песком.

Я иногда спрашиваю у бабушки, скучает ли она по дедушке. В ответ она обычно гладит меня по голове и улыбается. Бабушка часто рассказывает мне сказки. Каждый раз я переживаю, хотя точно знаю, что закончится все хорошо.

Когда проходили через село Гойское, уже стало очень темно. Мы поели немного ягод тутовника. Где-то возле трансформаторной будки воют шакалы. Они постоянно по ночам воют. Говорят, что шакалы нападают на детей. Ни разу их не видел. Но другие дети рассказывают, что они видели. И я тоже тогда говорю, что однажды видел огромного - почти с корову - шакала.

Сильно скучаю по дедушке. В некоторые из дней мне кажется, что он сегодня обязательно придет. И я боюсь заснуть и прозевать его приход. В такой день во сне он ко мне обязательно приходит. И мы весело разговариваем.

За мою жизнь у меня накопилось много историй, которые я хочу рассказать дедушке. Когда он вернется домой, я ему расскажу, например, как на спор ходил поздно ночью через кукурузные огороды забрать шапку, спрятанную в деревянном сарае. Даже десятилетние взрослые боялись. А я пошел. Хотя мне тоже было страшно. Но я читал молитву, которой меня научила бабушка. Когда мне страшно, я всегда читаю молитву. И еще я расскажу ему, как почти целый день один пас сельское стадо коров. И даже сам погнал этих коров на водопой. И дедушка будет улыбаться.

Интересно, как моя бабушка будет себя вести, когда вернется дедушка? Она, наверное, не сможет скрыть свою радость.

Когда-нибудь я найду тех людей, которые арестовали моего дедушку, и попрошу их отпустить его.

Они увидят, какой я хороший мальчик, пожалеют меня и отпустят дедушку. И потом я скажу им, чтобы они никогда больше не забирали и не убивали ни чьих дедушек. Без дедушки плохо ведь.

Однажды услышал рассказ моей матери о том, как в Казахстане на высылке умерла от тифа сначала ее сестра, потом - мать. Они с младшим братом ночевали в одной комнате с умершей матерью. На следующий день добрые люди похоронили их маму.

Моя мама с братом ушла на рынок и они сидели там, укутавшись в одеяло, голодные и вшивые, пока какая–то добрая женщина на повозке не забрала их в детдом. Как же ей, наверное, страшно было - в десять лет без мамы. Как это без мамы?

Я же помню: один раз моя мама на целую неделю поехала куда-то. Я сильно скучал, но стеснялся спросить у бабушки, когда приедет мама. Потому что бабушка могла подумать, что я люблю маму больше, чем ее. И расстроиться.

Но без мамы никак нельзя. Если ночью ты проснулся и у тебя сильно заболел живот, или приснилось что-то страшное - ты бежишь к матери. И тогда перестает болеть живот и страх исчезает. Я не хочу, чтобы умирали мамы. Плохо без мамы.

Моя мама говорит, что казахи хорошие люди. Они не дали умереть им с голоду. Казахи - это такие хорошие люди, которые живут в Казахстане. Моя бабушка тоже говорит, что казахи хорошие. Они ее научили готовить вкусные баурсаки. Вот бы сейчас горячие баурсаки. Целый тазик. Еще никогда я так сильно не хотел кушать.

Справа от нас по дороге перед горой лежит село Комсомольское. Говорят, что там очень хулиганистые дети. Впереди уже видно наше село.

Огромное звездное небо низко висит над нами. Кажется, оно вот-вот упадет и накроет нас. И я боюсь, что тогда не увижу родных. И не смогу рассказать о том, как столько времени шел пешком и ни разу не пожаловался.

Когда дедушка вернется домой – он сделает мне сани из толстой проволки. Своими руками. У него большие и сильные руки. И я скачусь зимой вместе с другими детьми от трех ореховых деревьев на этих салазках. Делая повороты и обгоняя всех. Я уже умею кататься на таких санках. Так хочу свои собственные ножные санки. Холодный ветер дует в лицо.

Не помню, что я ел в эту ночь. Я даже не помню, как мы дошли до дома. Только помню, что заснул сладким сном под успокаивающие голоса родных из соседней комнаты.

Приснилось мне, как водитель автобуса злобно смотрит из своей высокой кабины и грозит пальцем. Потом мне снился дедушка. Я ему рассказывал про свои приключения. Он улыбался. Мы сидели рядышком. Одежда его вкусно пахла луговыми травами, как пахнут одежды всех хороших дедушек. Я хотел побежать и позвать бабушку. Но боялся прервать этот красивый сон.

***

Прошло много лет - почти целая жизнь. Но мир, к несчастью, не стал добрей: по-прежнему забирают и убивают чьих-то дедушек; дети теряют матерей. Они просыпаются от страха среди ночи, но матери рядом нет.

Я постарел, но остался все еще тем ребенком, который, несмотря ни на что, не перестает надеяться, что в жизни - как и в бабушкиных сказках - все закончится хорошо.

Часто вспоминаю водителя автобуса. Поэтому решаюсь спросить у себя - у того болезненно худого впечатлительного ребенка из счастливого детства, - безумно уставшего и голодного:

- Сможешь простить водителя автобуса?

- Да, я его прощаю, - тихим голосом отвечает мальчик. - Ведь он мог быть чьим-то дедушкой.

- Спасибо тебе, добрый мальчик. Дедушка гордился бы тобой!

Он смущенно улыбается и хлопает своими большими глазами.

Танги-чу Алхазуровский
8 декабря 2016


  - 

Категория: Истории и судьбы | Добавил: isa-muslim
Просмотров: 161 | Загрузок: 0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:


Предлагаем вашему вниманию:

  • От смены климата, больше всех досталось маленьким детям. Tamara Basangova.
  • Апти и Уми братья Осмаевы из Дуба-Юрта
  • Она пролежала там все 13 лет.
  • Контингенты спецпереленцев на 01 января 1953 г.
  • Устоявщие. Фильм о депортации Балкарского народа.
  • Золотой мешок белой пшеницы.
  • Чеченские полки на фронте.
  • Мучаев Ахмед Магомедович родился в 1910г. Элиса Гелагаева.
  • Чиллан беттан 23-чу денна дешнаш.
  • Отец родился в феврале 1946 года в Киргизии. Hassan Ben Ehlmann

  • Сайт о депортации крымских татар:


    Карта посещаемости сайта:

    Регистрация Вход